SCIVARIN
форум города-призрака
Готический клуб
Главная - Регистрация - Вход -
Приветствую Вас Гость
Как опубликовать стихи на нашем форуме
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Готический клуб » Изящная словесность » Культовые шедевры мировой литературы » Классика Тёмного Романтизма
Классика Тёмного Романтизма
NenufarDate: Вторник, 27.05.2008, 22:26 | Message # 1
Группа: Элита
Сообщений: 203
Offline
Хотелось бы рассказать о замечательном авторе,творившем в стиле Тёмного романтизма:

ГУСТАВО АДОЛЬФО БЕККЕР

На доме №25 по улице Клаудио Коэльо в Мадриде есть мемориальная доска с надписью "Здесь жил и умер поэт Любви и Печали"."Последний трубадур" и "вечный возлюбленный каждой женщины",как назовут его биографы - исходная точка всей современной испанской поэзии - Густаво Адольфо Беккер.

"Была та книга - творение Данте "Ад",
И я сказал,на лету ловя её взгляд:
"Признай,вся песнь - в одной строке иногда..."
Она,блеснув глазами,сказала: "Да!"

Неприкаянный,невероятно неудачливый во всем,касающемся бытовых аспектов существования,болезненный и с почти не свойственным большим талантам обостренным чувством ответственности за родных,Беккер сломался рано и предсказуемо,подобно камышинке,к которой привязали тяжелую лодку..."Rimas"("Рифмы") - книга стихов и "Leyendas"("Легенды") - книга прозы - вот и все наследие человека,который был уверен,что сойдет со сцены незаметно,"как статист",но которому было суждено оставить глубокий след в литературе Испании и так и не узнать об этом.Его стихи проложили путь испанской поэзии 20-го века,его проза остается блестящим образцом языка и стиля века 19-го."Судьба великих душ подобна судьбе великих рек - они подмывают свои берега", - сказал однажды Шатобриан.Не озлобленный на жизнь,но сломленный утратой близкого и родного по духу человека - брата Валериано,измотанный серьезным недугом,в свои 34 года поэт ощутил себя почти стариком:случалось,знакомые не узнавали его на улице,принимая за бездомного бродягу.В десять часов утра 22 декабря 1870 года Беккера не стало.По странному совпадению в этот день в Мадриде наблюдалось солнечное затмение...

LXXIII
Глаза ей закрыли,
где боль остывала,
на лик её белый
легло покрывало.
Беззвучно рыдая,
не молвив ни слова,
родные из скорбного
вышли алькова.
Мерцавшая с пола
слепая лампадка
свой отсвет бросала
на стену,где шатко
в порывах неровных
горящего масла
тень мёртвого тела
всплывала и гасла.
Забрезжило утро,
запели пичуги,
и ожило всё
в пробужденной округе.
И,видя как двойственно
таинство это -
смесь жизни и смерти,
потёмок и света,-
я думал,печалью
нежданной томим:

КАК ТЯГОСТНО МЁРТВЫМ
В УСПЕНЬЕ ОДНИМ!

До храма несли
на плечах её тело,
оставили гроб
в полумраке придела,
где желтые свечи
и черные ткани
лицо ей венчали
и белые длани.
С последним наплывом
вечернего звона
старуха молитву
дочла монотонно,
к скрипучим дверям
поплелась,причитая,
и стала безлюдной
обитель святая.
Все тихо,лишь маятник
слышен негромкий
да кашляют свечи
в немые потёмки.
Пугающий сумрак
клубится по плитам,
так мрачно и пусто
в затворе забытом, -
и снова я мыслью
печальной томим:

КАК ТЯГОСТНО МЁРТВЫМ
В УСПЕНЬЕ ОДНИМ!

Железный язык
колокольною речью
Напутствовал горестно
дщерь человечью.
Все в трауре черном,
в молчанье печальном, -
родные с друзьями
в кортеже прощальном.
В стене отворили
увесистым ломом
проём неширокий
к последним хоромам.
Задвинули гроб
и замазали плиты,
простились и отбыли,
горем убиты.
Могильщик,собрав
инструмент похоронный,
ушел,напевая
мотив немудреный.
Смеркалось,густели
вечерние тени,
и вновь я подумал
в немом запустенье,
где землю студило
дыханьем ночным:

КАК ТЯГОСТНО МЁРТВЫМ
В УСПЕНЬЕ ОДНИМ!

Ненастной порою,
когда до рассвета
ограда скрипит,
содрогаясь от ветра,
и ливень на окнах,
и дом - как темница,
мне девушка эта
внезапно примнится.
Ей ливень играет
на вечной свирели,
к ней ветер студёный
крадется сквозь щели.
В стене обомшелой
на старом погосте,
должно быть,простыли
в ночи её кости!

Тела - истлевают?
А души - нетленны?
Всё - прах и материя
без перемены?
Не знаю!..Есть что-то,
что слов не находит,
что нас наравне
и томит и изводит
при мысли о мёртвых,
о том,что мы их

ОСТАВИЛИ В ТЛЕНЕ -
В УСПЕНЬЕ - ОДНИХ!

А это одно из любимейших стихов классиков:

КОНСТАНТИН СЛУЧЕВСКИЙ

МЕМФИССКИЙ ЖРЕЦ

Когда я был жрецом Мемфиса
Тридцатый год,
Меня пророком Озириса
Признал народ.

Мне дали жезл и колесницу,
Воздвигли храм;
Мне дали стражу, дали жрицу —
Причли к богам.

Во мне народ искал защиты
От зол и бед;
Но страсть зажгла мои ланиты
На старость лет.

Клянусь! Клянусь бессмертным Фтою,—
Широкий Нил,
Такой красы своей волною
Ты не поил!..

Когда, молясь, она стояла
У алтаря
И красным светом обливала
Ее заря;

Когда, склонив свои ресницы,
И вся в огне,
Она по долгу первой жрицы
Кадила мне...

Я долго думал: царь по власти,
Я господин
Своей тоски и мощной страсти,
Моих седин;

Но я признал, блестя в короне,
С жезлом в руке,
Свой приговор в ее поклоне,
В моей тоске.

Раз, службу в храме совершая,
Устав молчать,
Я, перстень свой сронив вставая,
Велел поднять.

Я ей сказал: «К началу ночи
Взойдет звезда,
Все лягут спать; завесив очи —
Придешь сюда».

Заря, кончаясь, трепетала
И умерла,
А ночь с востока набегала —
Пышна, светла.

И, купы звезд в себе качая,
Зажегся Нил;
В своих садах, благоухая,
Мемфис почил.

Я в храм пришел. Я ждал свиданья,
И долго ждал;
Горела кровь огнем желанья,—
Я изнывал.

Зажглась румяная денница,
И ночь прошла;
Проснулась шумная столица,—
Ты не была...

Тогда, назавтра, в жертву мщенью,
Я, как пророк,
Тяжелой пытке и сожженью
Ее обрек...

И я смотрел, как исполнялся
Мой приговор
И как, обуглясь, рассыпался
Ее костер!


интересно,а бомжи пишут стихи?

Post edited by Nenufar - Вторник, 27.05.2008, 22:27
 
scivarinDate: Вторник, 27.05.2008, 23:06 | Message # 2
Admin
Группа: Администратор
Сообщений: 576
Offline
Беккера не читал раньше, хотя высоко ценю поэзию его, выходит, последователей - Хименеса, Мачадо, Лорки. Очень интересный поэт.

А у Случевского больше всего люблю это (особенно последние три строфы - инфернально точные):

Константин Случевский

После казни в Женеве

Тяжелый день... Ты уходил так вяло...
Я видел казнь - багровый эшафот
Давил как будто бы сбежавшийся народ,
И солнце ярко на топор сияло.

Казнили! Голова отпрянула как мяч!
Стер полотенцем кровь с обеих рук палач,
А красный эшафот поспешно разобрали,
И увезли, и площадь поливали.

Тяжелый день... Ты уходил так вяло...
Мне снилось - я лежал на страшном колесе,
Меня коробило, меня на части рвало,
И мышцы лопались, ломались кости все...

И я вытягивался в пытке небывалой
И, став звенящею, чувствительной струной,-
К какой-то схимнице, больной и исхудалой,
На балалайку вдруг попал едва живой!

Старуха страшная меня облюбовала,
И нервным пальцем дергала меня.
"Коль славен наш Господь" тоскливо напевала,
И я вторил ей - жалобно звеня!


IGNE NATURA RENOVATUR INTEGRA
 
NenufarDate: Среда, 28.05.2008, 21:28 | Message # 3
Группа: Элита
Сообщений: 203
Offline
Quote (scivarin)
Константин Случевский
После казни в Женеве

Да,стихотворение жутковатое...А про кого это? Если бы "Казнь в Париже",то это понятно про кого.А в Швейцарии разве кого когда казнили?


интересно,а бомжи пишут стихи?
 
scivarinDate: Четверг, 29.05.2008, 19:07 | Message # 4
Admin
Группа: Администратор
Сообщений: 576
Offline
Quote (Nenufar)
А в Швейцарии разве кого когда казнили?

Честно говоря, не знаю. Хотя, кажется, в XIX столетии во всей Европе особо с этим делом не церемонились. В томике Случевского никакой информации по поводу обстоятельств написания этого стихотворения я не обнаружил, а дальнейшими разысканиями не занимался. Меня здесь очень интересует другое. Вот первые две строфы:
Quote (scivarin)
Тяжелый день... Ты уходил так вяло...
Я видел казнь - багровый эшафот
Давил как будто бы сбежавшийся народ,
И солнце ярко на топор сияло.
Казнили! Голова отпрянула как мяч!
Стер полотенцем кровь с обеих рук палач,
А красный эшафот поспешно разобрали,
И увезли, и площадь поливали.

Зарисовка казни, возможно с натуры, возможно - фантазия на тему. Мрачно, натуралистично, но не более. В последующих строфах (подозреваю, что они были написаны Случевским в другое время) качество поэзии резко меняется - перед нами отлитый в чеканные строки метафизический ужас бытия:
Quote (scivarin)
Тяжелый день... Ты уходил так вяло...
Мне снилось - я лежал на страшном колесе,
Меня коробило, меня на части рвало,
И мышцы лопались, ломались кости все...
И я вытягивался в пытке небывалой
И, став звенящею, чувствительной струной,-
К какой-то схимнице, больной и исхудалой,
На балалайку вдруг попал едва живой!
Старуха страшная меня облюбовала,
И нервным пальцем дергала меня.
"Коль славен наш Господь" тоскливо напевала,
И я вторил ей - жалобно звеня!

("Коль славен наш Господь" - российский имперский гимн того времени). Здесь уже содержится весь Кафка, и многое другое. Но это только один вариант прочтения, их может быть несколько...
Интересно, так ли это на Ваш слух?


IGNE NATURA RENOVATUR INTEGRA
 
NenufarDate: Пятница, 30.05.2008, 19:33 | Message # 5
Группа: Элита
Сообщений: 203
Offline
Quote (scivarin)
Ты уходил так вяло...

Вот это предложение непонятно.Кто уходил,тяжёлый день? Или это обращение к кому-то ?
Мне это стихотворение навевает ассоциации с Великой Французской Революцией.
"Старуха страшная" - это что-то бодлеровское.


интересно,а бомжи пишут стихи?
 
NenufarDate: Суббота, 31.05.2008, 22:43 | Message # 6
Группа: Элита
Сообщений: 203
Offline
Александр Амфитеатров

ЖАР-ЦВЕТ

Если у вас недостаточно усидчивости и терпения,чтобы дочитать до конца Сведенборгово "О небесах,о мире духов и об аде",если вы подвязываете челюсть платочком и всё равно как-то сверхъестественно умудряетесь зевать над "Молотом ведьм" Шпренгера и Инститориса,но, в то же время,если в юности,читая "Мастера и Маргариту",у вас захватывало дух от иллюзии полёта на метле и вам приходилось задумываться над перечнем своих заветных желаний на случай встречи с Мефистофелем,то роман Александра Амфитеатрова "Жар-цвет" как раз для вас.Пожалуй,не найдётся той области загадочного,которой бы не коснулось талантливое перо писателя,одолженное им,вне всяких сомнений,от крыла одного из стихийных духов.Настолько непринуждённо и увлекательно автор поднимает темы,которыми более тяжеловесный интеллект способен был бы замучить своего читателя до апоплексического обморока.Теософия,мифология,метафизика,история,медицина,литература и искусство - затруднительно назвать область приложения человеческого любопытства,которой бы не было уделено в этом произведении внимание,которая бы не послужила изобретательной фантазии автора в качестве инструмента,трогающего с места неповоротливую машину читательского разума,перепичканного сведениями,возможно и интересными,но существующими в такой серой и пресмыкающейся форме,что единственно,на что они могли бы сгодиться,так это борьба с бессонницей.
Рекомендуя фильм или книгу,я никогда не пересказываю содержание.Лучше надёргать цитат и привести кусочками.Если кого-то данное ассорти заинтригует,то пусть найдут книгу в сети и "Notte,stendi su lor l'ombra tua..."!

*** *** ***

" - Я поссорился вчера с Анною,начисто поссорился, - хвастовски рассказывал он,расхаживая по своей камере и стараясь заложить руки в халат без карманов тем же фатовским движением,каким когда-то клал их в карманы брюк,при открытой визитке.
- За что же,Василий Яковлевич? -спросил ординатор,подмигивая Дебрянскому.
- За то,что неряха!Знаете,эти русские наши Церлины - сколько не дрессируй,всё от них деревенщиной отдаёт...Хоть в семи водах мой!Приходит вчера,сняла шляпу,проводим время честь-честью,целуемся.Глядь,а у неё тут вот,за ухом,всё красное-красное...- Матушка,что это у тебя? - Кровь...- Какая кровь? - Разве ты позабыл? Ведь я же застрелилась...Ну,тут я вышел из себя,и - ну её отчитывать!.. - Всему,говорю,есть границы: какое мне дело,что ты застрелилась?Ты на свидание идёшь,так можешь,кажется,и прибраться немножко!Я крови видеть не могу,а ты мне её в глаза тычешь!
- Вот тоже, - оживляясь,продолжал он, - сыростью от неё пахнет ужасно,холодом несёт,плесенью какой-то...Каждый день говорю ей: - Что за безобразие?Извиняется: - Это от земли,от могилы.Опять я скажу: какое мне дело до твоей могилы? В могиле можешь чем угодно пахнуть,но раз ты живёшь с порядочным человеком,разве так можно? Вытирайся одеколоном,духов возьми...поди в магазин к Брокару и купи.А она мне на это,дура этакая,представьте себе: - Да ведь меня,Василий Яковлевич,в магазин-то не пустят,мертвенькая ведь я...Вот и толкуй с нею!"

*** *** ***

" - Итак,Дебрянский отравлен, - сказала Лала с недоверчивою улыбкою. - Кого же вы подозреваете в этом странном отравлении?
- Вас,Лала, - просто и спокойно возразил Гичовский.
- Меня?
Лала вскочила со скалы и смотрела на графа широко раскрытыми глазами.
- Вас, - продолжал граф. - Неделю тому назад,сидя вон там на террасе,я слышал ваш разговор с Зоицей.Вы грозили Дебрянскому смертью.И вот он,здоровый человек,почти богатырь,вдруг,ни с того ни с сего начинает умирать,с очевидными признакамаи медленного отравления.Естественно первое предположение,что отравили его вы.Тем более,что вы принадлежите к тайной и грозной секте,которая владеет ядами богато и,во враждах своих,пускает их в ход артистически.
Страшный крик вырвался из груди Лалы.Она схватилась за голову:
- Ты сам умрёшь,если посмеешь разгласить это! - взвизгнула она,краснея от гнева.
- Лала!
Граф встал и принял оборонительное положение,потому что Лала инстинктивным движением взялась за шпильку,торчавшую в её косе,и ему вспомнилась смерть Делиановича.
- Я ничего не намерен разглашать,Лала;я только предупреждаю вас,что вы легко можете подвергнуться подозрению в отравлении...
- Я ничего не давала вашему Дебрянскому!
- Однако - если бы вы слышали его бред...
- А он уже бредит? - быстро спросила Лала."

*** *** ***

"- Но вы немного забывчивы, - продолжал он. -Вас сбил с толку la fleur fatale...Как же было не припомнить той странички из "Natura Nutrix",которую вы даже выписали в свой дневник?
- Об Огненном Цвете?
- Ну да.О таинственном тибетском папоротнике,открывающем человеку тайну жизни.Именно он-то и есть la fleur fatale,которого искал ваш прадедушка,за которым ходила к нему Зося,а теперь ходит к вам...
- Но какое же отношение...
- Между Зосею и Огненным Цветом?Такое,что Зосю рано со света сжили,Зося хочет жить,в землю ей неохота, - с неприятною улыбкою возразил он, - а Огненный Цвет - в ваших руках - может вернуть её к жизни.
- Так ли,Зося? - спросил он вдруг,насмешливо глядя в угол кабинета.
И я весь затрепетал,когда хорошо знакомый голос - тот самый,что так много дней уже звенел в ушах моих плакучею жалобою, - отозвался тягучим,точно против воли,стоном:
- Та...а...ак!.."

*** *** ***

"Господин доктор,вы,кажется,серьёзно желаете заставить меня поверить в существование чертей и кикимор?
Дикая насмешка исказила черты Паклевецкого.
- Граф,за чем пойдёшь,то и найдёшь.
- То есть?
- Кто однажды увяз в тайные науки,тот, - с какой бы стороны ни вошёл в них - должен кончить верою в нечистую силу и непременно придёт к ней.
- Я вожусь с оккультизмом двенадцать лет и ни разу на пути моих исследований не встретился с надобностью в вашей нечистой силе.
Паклевецкий состроил шутовскую гримасу.
- Да,но зато,быть может,нечистая-то сила за этот срок получила в вас большую надобность.Чёрт не самолюбив.Если гора не идёт к Магомету,то Магомет идёт к горе.Вы не пришли к нечистой силе,так она пришла к вам."

Attachment: 7336340.jpg(27.6 Kb)


интересно,а бомжи пишут стихи?
 
NenufarDate: Суббота, 31.05.2008, 22:48 | Message # 7
Группа: Элита
Сообщений: 203
Offline
Монтегю Родс Джеймс

РАССКАЗЫ О ПРИВИДЕНИЯХ

"Луна светила сзади,и чёрный капюшон почти полностью скрывал лицо,так что черты его можно было лишь угадывать;тем не менее этого оказалось довольно,чтобы зрители возблагодарили Создателя за то,что различают столь мало:высокий,покатый,лоб и несколько выбившихся прядей жидких волос.Голова существа была опущена,а руки крепко сжимали какой-то предмет,очертаниями смутно напоминавший младенца,однако невозможно было определить,жив он или мёрв.Зато ноги призрака были видны совершенно отчётливо,и ноги эти были ужасающе тощими..."("Меццо-тинто")

В чём заключается популярность "истории с привидением"?Её с удовольствием читают даже те,кто не верит (и вполне справедливо) ни единому слову рассказчика.Бытует расхожее мнение,что истории о привидениях свидетельствуют о бессмертии души.Хотя,скорее,если автор настроен настаивать на подлинности "своего" привидения,то это прямой признак каких-то отклонений в его мозгу,либо его склонности врать,не моргая.

Большинство (если не все) писатели,в разное время отдавшие дать этому жанру,исхитрялись прозрачно намекнуть читателю,что сами-то они,как люди здравомыслящие,не допускают и мысли о том,что привидения "кое-где у нас порой..."

Вот развлечь друзей и знакомых,собравшихся у камина под Рождество,это совсем другое дело.
"Монти удалялся в спальню.Мы сидели и ждали его при свечах.Порой кто-нибудь брал несколько аккордов на пианино,но сразу же прекращал играть по вполне понятной причине...Наконец,Монти появлялся из спальни с рукописью,задувал все свечи,кроме одной,у которой усаживался и приступал к чтению..."

Так развлекал своих гостей Монтегю Родс Джеймс (1862 - 1936),профессор Кембриджского университета,декан Королевского колледжа в Кембридже и декан привилегированной школы-интерната для мальчиков в Итоне,один из лучших знатоков Средневековья,блестящий палеограф,религиовед и создатель уникальных каталогов средневековых рукописей,хранящихся в крупнейших библиотеках Великобритании."По глубине эрудиции я считаю его величайшим умом,каковой мне посчастливилось знать", - отзывался о М.Р.Джеймсе современник.

Своеобразные рождественские опыты были изданы ещё при жизни писателя в пяти сборниках,первый из которых "Рассказы антиквария о привидениях",увидел свет в 1904 году.
Новеллы М.Р.Джеймса выдержаны в классическом викторианском "ключе",и даже юмор,которого они подчас не лишены,чисто викторианского свойства:он заложен в характерах викторианских джентльменов и их слуг,а также в комической предсказуемости их реакций на непредсказуемые обстоятельства.
Заметим,однако,что на призраки и прочую нечисть юмор не распространяется.Тут всё вполне серьёзно.У М.Р.Джеймса дух не явится человеку ни с того ни с сего,и когда такие встречи происходят,то для них есть свои причины и из них следует определённый нравственный "урок".Суть этой идущей от викторианства дидактической тенденции лучше всего передаёт название одного из рассказов - "В назидание любопытствующим".Назидание тем более впечатляющее,что не формулируется "в лоб",открытым текстом,как мораль в конце басни,но само собой проявляется из сюжета.

М.Р.Джеймс вообще не любит ни растолковывать,ни останавливаться на подробностях сверх необходимого.В отличие от многих нынешних беллетристов,нещадно эксплуатирующих "готику" и завлекающих читателя смакованием несусветных ужасов ( Опаньки! Камушек кое-в чей огород! - примеч.моё),классик жанра в первую очередь рассчитывает на воображение читателя.

"Вскоре стало ясно,что преследователи действительно настигают его.В темноте было невозможно определить,кто это такие;их,вероятно,было трое или четверо.На мой взгляд,больше всего они напоминали собак,но то были,разумеется,очень необычные собаки..." ("Резиденция в Уитминстере")

Изысканная недоговорённость со зловещим подтекстом - отличительное свойство творческой манеры М.Р.Джеймса.Он никогда не фамильярничает со своими призраками,да и призраки не завязывают приятельских отношений со смертными: это два параллельных мира,две враждебные касты.Возможно,здесь отчасти сказалось социальное происхождение писателя - его отец Герберт Джеймс был священником-евангелистом весьма строгих правил.Монтегю Джеймс решительно уклонился от предуготовленной ему духовной стези,но религия вошла,что называется,в его плоть и кровь: он очень любил старые церкви,в первую очередь,витражи,в которых хорошо разбирался,много лет отдал изучению Священного писания и всего с ним связанного.

Однако,несмотря на прямое противопоставление писателем мирка добропорядочных обывателей миру потустороннего и загадочного,если вы хоть отчасти когда-нибудь сочувствовали призрачной фигуре,обречённой скитаться в ненастную ночь по промозглым пустошам и заброшенный кладбищам,то вы полюбите их- странные,жуткие,неприкаянные создания.А покуда душа человека способна сострадать - она действительно бессмертна.

(по материалам предисловия В.Скороденко к первому изданию рассказов М.Р.Джеймса на русском языке "В назидание любопытствующим",1994, изд-во "Радуга",Москва).



интересно,а бомжи пишут стихи?
 
СтражDate: Четверг, 19.06.2008, 11:55 | Message # 8
Группа: Участник
Сообщений: 27
Offline
Первое произведение "темной литературы" было написано в шутку. Граф какой-то (имя не помню, а конспект ща одногрупники катают) построил себе замок в готическом стиле, оснастил его ловушками тайными ходами... и дал почитать книжечку на ночь гостям... что б спалось лучше...
Первым "классиком" жанра, стала женщина, имя которой я тоже не помню. Она стала настоящим первопроходцем, до нее никто не придавал значеия шумовые эффектам (скрип дверей, половиц). Она же и привила самую отвратительную привычку современны ужастикам - конец, в котором где-то на заднем плане проскакивает недобитая монстрятина (Чужой и все в таком духе).
А так... самое страшное произведеие которое я читала это Дон Киход в двух томах. до сих пор мурашки бегут. Такого ужаса на меня не навел даже Дракула.


Отгадайте кто мы,
Где берут таких,
Мы не из дурдома
Мы ролевики))))
 
scivarinDate: Пятница, 20.06.2008, 00:10 | Message # 9
Admin
Группа: Администратор
Сообщений: 576
Offline
Quote (Страж)
Граф какой-то (имя не помню, а конспект ща одногрупники катают)

Горацио Уолпол "Замок Отранто".

Quote (Страж)
Первым "классиком" жанра, стала женщина, имя которой я тоже не помню.

Анна Рэдклифф.


IGNE NATURA RENOVATUR INTEGRA
 
Готический клуб » Изящная словесность » Культовые шедевры мировой литературы » Классика Тёмного Романтизма
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Рейтинг@Mail.ru
Copyright Scivarin - город-призрак © 2007-2010