Литературно-художественный
проект
SCIVARIN
новости города-призрака
Главная -- Регистрация -- Вход --
Приветствую Вас Гость
Новости города-призрака » 2009 » Май » 5 » Тень Вальпургиевой ночи
Тень Вальпургиевой ночи

В ночь с 30 апреля на 1 мая над миром почти незаметно проскользнул древний праздник весны, пользующийся громкой, но скандальной славой - Вальпургиева ночь, шабаш ведьм - праздник, изначальный смысл которого позабыт, ведь о нём лгали так долго и так изобретательно. Истинное название праздника сохранилось в германской традиции - Белтайн, следует принимать во внимание, что он не имеет никакого отношения ни к имени св. Вальпурги, ни к иудейской "субботе". Те, кто называет себя "готами", помнят о нём, конечно, и даже, вероятно, отплясывают в Вальпургиеву ночь на каких-нибудь клубных вечеринках в прикидах ведьмочек и вампирцев - не вижу в этом ничего предосудительного, дело молодое. Однако мне хотелось бы рассказать о некоторых личных историко-философских соображениях и, может быть, мистических соответствиях, связанных с этим апофеозом весны.

Искушение

Ночь накануне первого мая всегда была для меня особенной. В детстве, когда я не знал, что в эту пору к Лысой горе слетаются ведьмы и демоны для участия в кощунственном неистовстве шабаша, моя фантазия, тем не менее, не ограничивалась предвкушением праздничной первомайской демонстрации с её нарядными улицами, украшенными алыми стягами и транспарантами, воздушными шариками, весёлыми пьяными дядьками и тётками, повсеместными лотками с лимонадом и мороженым и всякими прочими приметами народного гулянья. Было ещё и нечто иное - в тёплом ночном воздухе слишком отчётливо ощущалось пряное дыхание весны, слишком дурманящие ароматы источали цветущие сады, слишком резкими и вычурными были подвижные тени деревьев, колеблющихся в свете уличного фонаря под внезапными порывами свежего ветра. Тяжёлые полотнища флагов, вывешенных на зданиях к празднику, развевались на ветру, и мне чудилось хлопанье огромных крыльев каких-то фантастических существ - не то химер, не то гарпий - восседающих в эту ночь на кровлях наших домов. Любуясь молодой зеленью, словно в одночасье покрывшей ещё вчера безжизненно-унылые прошлогодние побеги кустарника, и вспыхивающей глубоким изумрудным сиянием в лучах фар проносящегося мимо авто, я понимал, что чудеса этой ночи не случайны - за ними кроется тайна неизмеримо древняя, бесконечно притягательная и опасная. Тайна весны.

Как всякий нормальный ребёнок, я, разумеется, не был равнодушен ко всему таинственному и чудесному, и тщательно выискивал таковое в попадавшихся мне книгах, оставляя без внимания и навевавшие скуку нравоучительные сентенции, и вызывавшие стойкое отвращение мелодраматические эффекты. Поэтому я был совершенно счастлив, открыв для себя Гоголя - "Страшная месть" и "Вий" были перечитаны мной вдоль и поперёк. А затем мне подвернулись новеллы Эдгара По, и тёмная мистика окончательно завладела моими грёзами. Наша семья, вполне типичная для советской эпохи, отнюдь не была религиозна, поэтому никаких сдерживающих мотивов, которые могли бы воспрепятствовать повышенному интересу к ведьмам, призракам, вампирам и разнообразным потусторонним чудищам, для меня не существовало. Я с затаённым восторгом путешествовал по сказочным мирам языческих мифов - от шумеров и Древнего Египта до почти современных народных поверий - коллекционируя восхитительные, причудливые и устрашающие образы, а также всё больше и больше убеждаясь в том, что человек способен не только воспринимать иную реальность, но и действовать в ней.

Между тем, в то время в стране, провозгласившей атеизм государственной идеологией, св. Писание не являлось распространённой литературой, я ознакомился с ним позже, чем, например, с "Мастером и Маргаритой" Булгакова. Конечно, роскошный поэтический слог Синодального перевода, отзывающийся множеством скрытых и явных цитат в шедеврах русской классической литературы, не мог не произвести на меня впечатления, я был покорён его величественной поступью. Но весь этот восторг отнюдь не распространялся на Яхве, бога Ветхого Завета, фигура которого вызывала у меня чувства противоречивые, но одинаково далёкие от религиозного почитания - саркастический смех и откровенное раздражение. Мне и впоследствии никогда не удавалось совместить в своём сознании Яхве с Богом-Отцом св. Троицы. Другое дело - Иисус Христос, он явно был из наших: "Не мир я принёс, но меч", "Я есмь звезда светлая и утренняя". За это поклонники Яхве и распяли Христа, а затем их идейные наследники, бесстыдно называющие себя христианами, разожгли костры инквизиции, пламя которых поглотило многих блистательных учёных средневековья и не поддающееся счёту количество ни в чём не повинных женщин, объявленных ведьмами, принимавшими участие в шабашах.
Итак, шабаш ведьм, описанный в "Фаусте" Гёте и, далеко не столь талантливо, но значительно подробнее - в трудах инквизиторов. Сочинения последних были подвергнуты подробному и весьма ироничному анализу в блестящей монографии В. А. Орлова "История сношений человека с дьяволом" (1904 г.). Судя по всему, отцы-инквизиторы обладали буйной, но несколько приземлённой фантазией. Понятно, что что воспалённое воображение небезупречного монаха охотно рисовало ему красочные картины сексуальных оргий, которым якобы предаются на шабаше ведьмы с инкубами. Абсолютно неудивительны грязные представления о так называемом непотребном лобзании, воздаваемом колдунами и ведьмами владыке шабаша, диаволу, пребывающему в образе козлища - мысль о подобном выражении подобострастия могла возникнуть только в среде целибатного духовенства, ведь не секрет, что противоестественные пороки никогда не оставляли в покое латинскую церковь, поражая даже некоторых "понтификов". В общем, у кого что болит... Что же касается обвинений в похищении и убийстве детей в ритуальных целях, то в данном случае ведьмам наверняка "навесили чужие дела", приписав им злодеяния титулованных маньяков наподобие знаменитого Жиля де Рэ. И, наконец, для оправдания чудовищных жестокостей аутодафе в глазах простонародья был задействован несокрушимый аргумент - разыграна еврейская карта: ночные сборища ведьм получили собственно название "шабаш" по аналогии с иудейским "шаббатом" (субботой).
Извращённая обрядность "черной мессы" зародилась, конечно, не в народном сознании, бесконечно далёком от любых теологических тонкостей - необходимо было очень хорошо разбираться в символическом значении каждой детали католического богослужения для того, чтобы грамотно вывернуть его наизнанку, так что авторов скандального ритуала "поклонения сатане" надлежит искать не среди "беднейших и косноязычнейших"(с) ворожей и знахарей, а опять-таки в кругу высокопоставленных прелатов латинской церкви, соблазнившихся каббалистической магией.
"Рекламных агентов", пропагандирующих иудейские лжеучения в средневековой Европе хватало. Образованные евреи тогда, как и сейчас, активно трудились на ниве информационных технологий и пиара - они выступали в роли переводчиков, советников, послов, нередко принимали крещение, которое, с точки зрения иудейских обычаев, их ни к чему не обязывало, зато обеспечивало быстрое продвижение по службе. Все они были люди верующие, но выполняли волю Яхве, а не Христа, поскольку христианство традиционно воспринималось ими как вредоносное заблуждение, в борьбе с которым хороши любые средства. Их деятельность стимулировала появление одержавших победу на севере Европы протестантских учений, явно отдающих предпочтение духу Ветхого Завета и расцвет оккультизма с отчётливым уклоном в каббалистику. Это была антихристианская и антинародная революция "сверху", поскольку именно феодальная и церковная элита прислушалась тогда к иудейскому шепоту, что через некоторое время обернулось для неё утратой власти, постепенно переходившей в руки ростовщиков и банкиров.

Никакого отношения к вышеописанным общественно-идеологическим сдвигам участники тайных собраний, происходивших на горных вершинах в первую майскую ночь, разумеется, не имели. К сожалению, века клеветы и преследований не прошли даром, и теперь мы можем только догадываться о том, что на самом деле, а не в больном воображении ополоумевших святош, происходило во время древнего праздника весны. Однако у нас есть все основания предположить - многотысячелетняя духовная практика арийских народов не только не сводилась к тупым непотребствам и осквернению христианских святынь, как хотелось бы того инквизиторам и их иудейским учителям, она вообще была свободна от любых проявлений фанатизма и скудоумия, представляя собой сложную, утонченную и закрытую для непосвящённых систему знания, включающую психосоматические практики, возможно, во многом сходные с таким более поздним явлением как тантрическая йога и даже православный исихазм. Нет, немногие избранные раз в году уединялись в горах не для того, чтобы опьяниться до скотского состояния и вкусить сомнительные радости свального греха - этим нехитрым удовольствиям регулярно и особо не таясь предавались в простоте душевной многие из их законопослушных современников. На вершине Лысой горы под покровом ночи решалась более интересная и сложная задача - посредством мистических ритуалов, воскресить суть которых теперь под силу разве что поэзии, естественная чувственность пробудившейся природы преображалась в тончайшее пламя творческой энергии, вступающей в непосредственное взаимодействие с огненными волокнами божественных эманаций, пронизывающих и создающих материальный мир, и если допустимо назвать такие ритуалы эротическими, то речь идёт о высоком эросе слияния духа и материи. Цель этих действий была проста - уловить и попытаться постичь изменения, происходящие в потустороннем, невидимом обычным взором мире для того, чтобы научиться учитывать их влияние на ход процессов, протекающих в здешней реальности.

Попробуем выяснить - каковы истоки ведовства? Ответ на этот вопрос содержится, как мне представляется, в этимологии русского слова "ведьма", самым замечательным образом сохранившего индоевропейский корень "вед", то есть знание. Веды, священные тексты индоариев, многие столетия передававшиеся в устной традиции, были записаны (без сомнения, фрагментарно) на санскрите в Древней Индии, где впоследствии подверглись истолкованию в духе зародившегося много позже брахманизма, однако люди Знания - ведуны и ведомы (ведьмы), представлявшие собой интеллектуальную элиту тогдашнего общества - рассеялись по широким просторам Евразии, заселённым арийскими племенами.
Людей Знания не следует путать с колдунами (заклинателями духов, от древнеславянского "коло" - магический круг), чародеями (гипнотизёрами) и волхвами (жрецами языческих культов), тем более нельзя подозревать их в связях с дьяволом, поскольку такой персонаж ведической традиции попросту неизвестен. Древнее Знание, очевидно, не являлось религией и было недоступно для профанов, его носители не афишировали свои способности и не стремились к власти над людьми - скорее всего, их образ жизни напоминал в общих чертах обычаи китайских даосов-отшельников. "Ведающие" хранили ключи от врат иной реальности, как правило, не вмешиваясь в ход текущих событий.
Так для чего понадобилась "князьям церкви" средневековой Европы вся эта "охота на ведьм", этот террор против собственного населения, масштабы которого поражают воображение? Неужели без подобных эксцессов, продолжавшихся на протяжении нескольких столетий проповедь евангельских истин не имела шанса на успех? Чем помешали тайные хранители древнеарийской традиции власть предержащим "христианского мира"? Полно, христианского ли?

Яхве, племенной бог Израиля, не просто не любил конкурентов - это было бы ещё понятно - он относился к ним со злобной, ревнивой и почти истеричной ненавистью, неприличной не только для божества, но и для человека. Складывается впечатление, что он конкурентов - боялся, как боится заговорщиков узурпатор трона, как боится разоблачения самозванец. Достаточно задуматься, почему это единственный во Вселенной и всемогущий по определению Создатель всего и вся не без ужасной обиды и в какой-то странной запальчивости выкрикивает фразу, над которой, как мы помним, хорошо постебался Тарантино в "Криминальном чтиве": "Совершу над ними мщение наказаниями яростными, и узнают тогда, что я - Господь"? Что ему все эти Ваалы и Астарты, которым вероломные людишки возносят "курения на высотах" - ведь они не существуют вне его воли? Или всё же существуют? Ай да Яхве!
Мошенника вывел на чистую воду Иисус Христос, Божественный Логос, провозгласивший свободу от национальных предрассудков, осудивший корыстолюбие и отвергший предложенные ему в качестве отступного "все царства мира". И, хотя грандиозный обман был раскрыт, эти царства остались во власти Яхве. Земные владыки Запада пренебрегли тайной инобытия, чтобы сохранить свою власть. Их выбор понятен, как понятна, полагаю, и логика дальнейшего развития западной цивилизации, из которой неумолимо следовали и мрачные застенки инквизиции, и засилье бесчестных торгашей, и потреблятство, и крах межличностных отношений, и грядущие ужасы диктатуры политкорректности. В то же время в силу ряда причин, рассказ о которых требует написания отдельной статьи, восточнохристианскому, Православному миру ценой крайнего напряжения духовных и материальных ресурсов до сего дня удавалось устоять в истине. Пусть эта истина сегодня кажется многим из нас чем-то крайне сомнительным, чем-то ничтожно малым по сравнению с ураганом бед, терзающих Русскую ойкумену последние двадцать лет - она существует. И пока мы не утратили связь с духом, у нас ещё есть шанс расслышать тающие в прозрачном воздухе весенней ночи отголоски древних мистерий и стереть грань между видимым и незримым с тем, чтобы навсегда изменить привычную нам реальность. Это оружие последнего часа, но время близится. Веды и Евангелия не противоречат друг другу, и нет зла кроме глупости.

В былые годы я не всегда мог усидеть дома в Вальпургиеву ночь, я поднимался на одну из окрестных гор - меня встречала тишина и лунное сияние, но на отдалённых возвышенностях виднелись огоньки костров, разведённых неизвестными, и переполнявшее мою душу чувство одиночества и отчаяния, столь привычное каждому скептику, вдруг сменялось восторгом сопричастности к тайне волшебной и волнующей близостью разгадки, которая всякий раз ускользает, оставляя нам в утешение и назидание нездешнюю мелодию созвучий высокой поэзии. Этого мне было вполне достаточно - бормоча себе под нос только что сочинённые строки, спокойный и почти счастливый, по тропинке, вьющейся среди обломков скал, я спускался в долину, над которой уже занималось утро Белтайна.
Автор: scivarin
Всего комментариев: 2
1 АСТРА   (15.05.2010 23:15)
Статья взволновала... восстановить связь с Духом, осмыслить историю русского народа, больше узнать о прародственниках, древних ариях, древних знаниях, Ведах... для меня в этом есть личная насущная заинтересованность

2 Lenskiyalexey91   (03.01.2017 14:28)
Была у меня одна ведьмочка - шабаш на шабоше

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
© scivarin, 2007-2009. Все права защищены. При использовании материалов ссылка на сайт обязательна.
Copyright Scivarin - город-призрак © 2007-2010